Легенды.

Один парень, Матрён Иван ?л?ксей (Алексей Иванович), поехал из Усть-Кулома к охотничьим угодьям, силки проверить. Проезжая через село Кужба, остановился возле одного дома. Вернее сказать, не он, а его конь встал у этого дома как вкопанный. Матрён Иван ?л?ксей коня и кнутом, и за уздцы, тот не с места. Дрожит, хрипит, но стоит. Неожиданно парню захотелось пить, жажда была невероятная.  Постучал парень в окно, и тут же, как будто бы его ждали, вышла бабка и провела его в дом.

Усадила за стол и подала ему воды холодной из кувшина. Попил Матрён Иван ?л?ксей воды, и так ему сделалось хорошо и легко, так весело и беззаботно, что он и сам подивился этому необычайному чувству. Из другой комнаты вышла молодая женщина. Она села за стол и улыбнулась, как будто бы они всю жизнь знали друг друга.

Бабка неслышно суетилась, ставя и ставя на стол всякие разносолы. Ельд?ги (грузди) соленые, к?чан  (капусту), пув да мырпом (бруснику да морошку), черинянь (рыбник), к?ч (зайца) зажаренного в сметане, сур (пиво домашнее) и вскоре весь стол был заставлен кувшинами с наливкой и едой.

«Еды здесь, как на свадьбе», — неожиданно для себя вымолвил Матрён Иван ?л?ксей.

«Так это и есть свадьба, — тут же ответила женщина, — твоя и моя. Или ты против?».

«Нет, я не против», — почему-то сказал парень и действительно почувствовал непреодолимое желание жениться на молодой незнакомке.

В комнату заходили люди и рассаживались вокруг стола. Все поздравляли молодых и кричали им «горько». А Матрён Иван ?л?ксей чувствовал себя столь счастливым, что все ему были милы — и гости, и невеста Микол Наста, и беззубая бабка. Он ел, пил и целовался. Голова была хмельной, и он сам не понял, как лег ночевать со своей невестой Анастасией. Утром он проснулся, хмель ушел, но чувство любовного томленья не проходило.

И остался Матрён Иван ?л?ксей жить в селе Кужба счастливым браком, так и не узнав, что вода в кувшине с водой была с источника, а в дом его привёл заговор Микол Настой у источника произнесенный.

Медведь заставил перезимовать у себя женщину.

Женщина однажды заблудилась. И вот она «мыт, ходила и повстречалась с медведем. Медведь отвел ее в свою берлогу. Ее медведи кормил и поил. Продержал ее целую зиму. Куда-то сходят и принесет хлеба и всякой еды. Ну, конечно, чем-то ведь надо было кормить ее всю зиму. Вот через какое-то время у нее разорвалась вся одежда.

Медведь заставил перезимовать у себя женщину.

Женщина однажды заблудилась. И вот она «мыт, ходила и повстречалась с медведем. Медведь отвел ее в свою берлогу. Ее медведи кормил и поил. Продержал ее целую зиму. Куда-то сходят и принесет хлеба и всякой еды. Ну, конечно, чем-то ведь надо было кормить ее всю зиму. Вот через какое-то время у нее разорвалась вся одежда.

И медведь разродился. С медвежатами медведь-то. Разродил­ся, и дети-то его ей еще более изорвали одежду. Из-за этого он отвел женщину близко к ее деревне и настрожил: меня, говорит, не выда­вай, я ж, говорит, целую зиму тебя кормил.

 

 

Рябчик величиной в сердце.

Про рябчика мне еще дядя Илья рассказывал. Дядя Илья был здешний, мой родной дядя, брат отца. Рябчик был очень большой птицей, самой большой птицей. Христос Бог ехал на лошади. Верхом на лошади. И вспорхнул, вылетел рябчик. И напугал Бога. Пусть, дескать, будешь ты величи­ной со свое сердце. Рябчику сказал. С тех пор он и стал величиной со свое сердце. Рябчик и есть величиной с куриное яйцо, ну, со стакан.


главная страница